Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

neka

Власть времени

Мой пульс отравлен не восьмыми — четвертями.

Затактом — вдох, за выдохом — столетья.

В клепсидре — кровь, воды несу горстями

И маятник часов стегает меня плетью.


Ему послушен, я безмолвный, вечный раб

Тружусь, кроша октавы на секунды.

Труд бесконечен; я, его окончив, — слаб,

Лежу на травке и считаю звёзд корунды.


Раскуривает трубку Крон-старик

В прирученные мартовские иды

За пазухой припрятав ценный миг

Сметает прочь ненужные обиды

neka

Попутный трёп

Я говорю и сам не понимаю
Чего тебе весь вечер я втираю,
Так мысли с упоеньем излагаю,
Как будто износить хочу слова.
Но в паузах я ухо напрягаю,
Когда вдруг понимаю: ты права.

Аккорды собираются в туманы
И накрывают города и страны,
И в этой мгле до удивленья странно
Звучит моя потёртая струна.
Я колебаюсь с ней от "форте" к "пиано"
Как в лужах колебается весна.

Нас где-то ждут дома, квартиры, дачи,
Но накрывает нас от нот отдача,
Такая невозможная удача:
В соседе услыхать немой свой глас.
И мы прощаемся, едва не плача,
И молча знаю, как люблю всех вас.

*Начиналось как подражание Ладыженскому, но чёт меня снесло...
neka

Глобальная лицензия.

Глобальная лицензия, "налог на интернет"... не первый месяц обсасываемая тема дошла аж до фазы общественного обсуждения законопроекта.

На самом деле ни данный законопроект, ни любой подобный ему, не смогут реально работать.
Collapse )
neka

It's all about Music

Я начинаю забывать их песни. Это плохо, наверное... или нет? Ощущения, эмоции, настроени - они все равно никуда не денутся.
Я открываю "Нану" и страсть нарисованных персонажей возвращает меня туда, на репетицию. В новые песни и старые песни, в аранжировки, гитары и голоса...
Я открываю "Нану" и в мою голову врываются аккорды, услышанные много лет назад в заставке её экранизации..
"I need your love
I'm a broken rose"

Цепочка ассоциаций тянет меня все дальше, к разлетающейся на тысячи осколков розе, разжеванной железными зубами голограмме.
...в ее тело. Солнце Европы. Улицы незнакомого города.
Афины. Греческие буквы вывесок и запах пыли...


Я листаю пожелтевшие страницы купленной давным-давно книги, переворачиваю страницу, другой рассказ, другое настроение...
Французы называют ее «le mitro», то есть «подземка», а русские зовут «рекой», но «подземка» не передает расстояния, а понятие «река» для американцев не несет в себе столь острого чувства одиночества. Называйте это «Координатами Аномалии Товыевской», если вам не противно втягивать в это Ольгу.

И снова оказываюсь там, на репетиции, после новой песни. И я уже не помню эту песню и не помню, что именно щелкнуло в моей голове, что я вспомнил "Захолустье", но настроение плещется на дне памяти. Возможно оно теперь всегда будет там, если мне захочется его вспомнить.

Это не замкнулся круг, это случайно сведенные колечком пальцы, звук струны и выдох.